ВИР

Павел Радимов

превод: Красимир Георгиев

ВИР

Дълбока тишина! Луната аленее
над гладки Божи ниви в ширното поле.
Русалка на реката нощна песен пее
за златните дворци на водните крале.

Край мелничните колеса се с шум подрежда
тълпа удавници на призрачен събор.
От дънерите влюбен воден дух не свежда
очи пламтящи от девойка с тъжен взор.

Тъй странни са му нейните сълзи, самотно
тъгува тя. Защо? Прекрасен е животът!
И плашейки я в реч омайна, с ласка странна

й шепне за целувки нежни, за любов…
О, колко тайни думи аз в среднощ измамна
ще чуя под напевите на тайнствен зов!

—————————–

КУКУМЯВКА ЗАКРЯКА

Кукумявка закряка от нощната камбанария.
Нейде алено залезът блясва и чезне безгласно.
Месечината вдига червено око и не гасне,
над земята пространна и дълга се вие.

В тази пролетна вечер неистини кой ли ще каже?
Кой ли с хули ще ръси великото име на Бога?
Кой ще стъпче цветята? Сред пода на вечни оврази
украсяват с килим на Земята чертога.


ОМУТ

Какая тишина! Багряный месяц всходит
За гладью Божьих нив, за скатами полей.
Русалка на реке ночную песнь заводит
О золотых дворцах подводных королей.

У мельничных колес шумит и колобродит
Утопленниц толпа и призрачных теней.
Влюбленный водяной из-под коряг не сводит
С печальной девушки пылающих очей.

Ему так странно то, что, слезы проливая,
Грустит она. О чем? Чем жизнь милей земная?
И, мнится, в тишине, пугая речью странной,

Ей шепчет про любовь, про нежный поцелуй…
О, сколько тайных слов я в полночи обманной
Услышу под напев ласкающихся струй!

—————————–

ГДЕ-ТО СЫЧ ЗАКРИЧАЛ…

Где-то сыч закричал, - сторожит он в полночь колокольню.
Где-то алая зорька зажглась и потухла безгласно.
Поднимается месяц немеркнущим оком и красным,
Он идет над землею пространной и дольней.

В этот вечер весенний неправду и злое кто скажет?
И хулой укорит ли он имя Великого Бога?
Изомнет ли ногою цветы? - они там, где овражек,
Украшают ковром пол Земного Чертога.