ДЕН И НОЩ

Фьодор Тютчев

превод: Димитър Горсов

ДЕН И НОЩ

Над тайнството от духове,
над бездната му непозната,
е проснат плащ - дар всеобхватен
от властни, висши богове.
Денят е този дар могъщ,
живителен и благодатен,
цяр за душите - всеобхватен -
за хората един и същ.

Но той помръква - пада нощ…
А тя с бърз жест, сред миг съдбовен,
разкъсва над света покрова
в безмерната си, дива мощ…
И бездната на пустошта
без никаква преграда расне
с мъгли и с призраци ужасни…
Затуй тъй страшна е нощта.

1839 г.

—————————–

***

Да, има миг първоначален
тъй дивно-кротък в есента -
цял ден просторът е кристален
и лъчезарна вечерта…

Където сърп косеше класовете,
сега безкраят в тишина блести
и паяжината под лъч приветен
над орната земя трепти.

Пустее въздухът, немеят птиците -
така далеч от всички зимни дни.
И кротко спи степта под висини
като елмазени ресници.

22 август 1857

—————————–

***

Седеше с плач на пода тя
и трупаше накуп писмата,
и с длан, по-хладна от прахта,
пак ги разсипваше обратно.

Без взора й да утешат,
се вглеждаше в тях отмаляла -
тъй гледа литнала душа
към изоставеното тяло.

О, как животът в плен и грях
невъзвратимо бе отминал!
О, колко горести и смях,
любов и радости изстинали!..

Стоях аз мълком отстрани,
готов с молби да коленича.
Тя като сянка ме рани -
преди тъй мила и обичана…

1858

—————————–

***

Ето ме залутан в път далечен…
Гаснещият ден над мен трепти.
Стъпките ми отмаляват вече…
Скъпа моя, виждаш ли ме ти?

Мракът дебне, тиха е земята.
И денят здрачен едва блести.
Нима туй е оня свят на обичта ти?
Ангеле мой, виждаш ли ме ти?

Утре пак в молитви и печали
ден съдбовен ще ни приюти…
Тук душите ни къде не са витали?
Ангеле мой, следваш ли ме ти?

1865

—————————–

***

Как си красиво, море полунощно!
Тук цяло в блясък, там мрачно си ти…
В лунно сияние, диво и мощно
нещо в теб диша, кипи и свисти.

Върху безкрайните волни простори
ярост, движение, тътен и мощ…
Смътно блестиш там и с бурите спориш
тръпнещо в прелест сред глухата нощ.

Ти, глъб велика, ти, бездна размирна,
чий празник дивен празнуваш безспир?
Съскат вълните ти и бдят неспирно
над теб звездите в небесната шир.

Цял сред вълнение, цял сред сияние
сякаш изгубен в сън странен стоя.
О, с колко лудост в това обаяние
желал бих душата си да потопя!

1865


ДЕНЬ И НОЧЬ

На мир таинственный духов,
Над этой бездной безымянной,
Покров наброшен златотканый
Высокой волею богов.
День - сей блистательный покров
День, земнородных оживленье,
Души болящей исцеленье,
Друг человеков и богов!

Но меркнет день - настала ночь;
Пришла - и, с мира рокового
Ткань благодатную покрова
Сорвав, отбрасывает прочь…
И бездна нам обнажена
С своими страхами и мглами,
И нет преград меж ей и нами -
Вот отчего нам ночь страшна!

1839

—————————–

***

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора -
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера…

Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто все - простор везде, -
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко еще до первых зимних бурь -
И льется чистая и теплая лазурь
На отдыхающее поле…

22 августа 1857

—————————–

***

Она сидела на полу
И груду писем разбирала -
И, как остывшую золу,
Брала их в руки и бросала -

Брала знакомые листы
И чудно так на них глядела -
Как души смотрят с высоты
На ими брошенное тело…

И сколько жизни было тут,
Невозвратимо пережитой -
И сколько горестных минут,
Любви и радости убитой…

Стоял я, молча, в стороне
И пасть готов был на колени, -
И страшно-грустно стало мне,
Как от присущей милой тени…

Не позднее апреля 1858

—————————–

***

Вот бреду я вдоль большой дороги
В тихом свете гаснущего дня…
Тяжело мне, замирают ноги…
Друг мой милый, видишь ли меня?

Все темней, темнее над землею -
Улетел последний отблеск дня…
Вот тот мир, где жили мы с тобою,
Ангел мой, ты видишь ли меня?

Завтра день молитвы и печали,
Завтра память рокового дня…
Ангел мой, где б души ни витали,
Ангел мой, ты видишь ли меня?

1865

—————————–

***

Как хорошо ты, о море ночное, -
Здесь лучезарно, там сизо-темно…
В лунном сиянии, словно живое,
Ходит, и дышит, и блещет оно…

На бесконечном, на вольном просторе
Блеск и движенье, грохот и гром…
Тусклым сияньем облитое море,
Как хорошо ты в безлюдье ночном!

Зыбь ты великая, зыбь ты морская,
Чей это праздник так празднуешь ты?
Волны несутся, гремя и сверкая,
Чуткие звезды глядят с высоты.

В этом волнении, в этом сиянье,
Весь, как во сне, я потерян стою -
О, как охотно бы в их обаянье
Всю потопил бы я душу свою…

Январь 1865