ПИШИ, ПОЕТ

Владимир Бенедиктов

превод: Красимир Георгиев

ПИШИ, ПОЕТ

Пиши, поет! На твойта мила дева
симфония сърдечна съчини!
Нещастна страст на гръмките напеви
преливай в страдащи любовни дни!
Да огласиш отчаяните мъки,
словесен огън да разтвориш в хлад -
изобретявай непонятни звуци,
език измисляй чуден, непознат!
И пее той. За милата бленува.
В сърдечното огнище стих влетя.
Поетът пее - ала тя не чува,
той сълзи лее - но не вижда тя.
Мълвата щом разтрогне всички тайни
и песен жарка по света мълви,
то, може би, красавица незнайна
ще я почувства бегло и нетрайно
с безчувствен поглед ще я улови.
Ще спре и безразсъдно ще премери
дълбочина на поетичен гръм,
а живият й бързохвъркащ ум
на луд поет езика ще намери -
могъща гордост с него ще надуй,
пред своите поклонници след туй
ще прочете стиха му бурен даже,
сред който целият му блян блести,
с усмивка „Колко мило е!” ще каже
и към забавите ще отлети.
А ти върви, мечтател неизменен,
и пак пилей безплатните мечти!
И пак на таз красавица надменна
венец кови, работник вдъхновени,
занаятчия, славещ красоти!

1838 г.

——————————

ЧЕРЕН ЦВЯТ

Аз в пролетния златен свят,
обливан с ласки от съдбата,
обичах краски на дъгата;
сега обичам черен цвят.

Обичам черна свила-блян
в къдрици на девици мили,
с очи си черни възродили
в душата моя късен плам.

На музата приветствен слад
в нощта гърдите ми вълнува,
в очите ми простор бленува
тоз мил среднощен черен цвят.

Печал животът е събрал,
жал боговете са ми дали -
не радост. В черен цвят печален
обичам своята печал.

Отивам в свят с покой облят
и нося скръб в душата силна -
и мил ми е приют могилен
и цвят гробовен, черен цвят.

1847 г.


ПИШИ ПОЭТ…

Пиши, поэт! Слагай для милой девы
Симфонии сердечные свои!
Переливай в гремучие напевы
Несчастный жар страдальческой любви!
Чтоб выразить отчаянные муки,
Чтоб весь твой огнь в словах твоих изник, -
Изобретай неслыханные звуки,
Выдумывай неведомый язык!
И он поет. Любовью к милой дышит
Откованный в горниле сердца стих.
Певец поэт - она его не слышит;
Он слезы льет - она не видит их.
Когда ж молва, все тайны расторгая,
Песнь жаркую по свету разнесет
И, может быть, красавица другая
Прочувствует ее, не понимая,
Она ее бесчувственно поймет.
Она пройдет, измерит без раздумья
Всю глубину поэта тяжких дум;
Ее живой быстро-летучий ум
Поймет язык сердечного безумья, -
И, гордого могущества полна,
Перед своим поклонником, она
На бурный стих порой ему укажет,
Где вся душа, вся жизнь его горит,
С улыбкою: „Как это мило!” - скажет
И, легкая, к забавам улетит.
А ты ступай, мечтатель неизменный,
Вновь расточать бесплатные мечты!
Иди опять красавице надменной
Ковать венец, работник вдохновенный,
Ремесленник во славу красоты!

1838 г.

——————————

ЧЁРНЫЙ ЦВЕТ

В златые дни весенних лет,
В ладу с судьбою, полной ласки
Любил я радужные краски;
Теперь люблю я чёрный цвет.

Люблю я чёрный шёлк кудрей
И чёрны очи светлой девы,
Воззвавшей грустные напевы
И поздний жар души моей.

Мне музы сладостный привет
Волнует грудь во мраке ночи,
И чудный свет мне блещет в очи,
И мил мне ночи чёрной цвет.

Темна мне скудной жизни даль;
Печаль в удел мне боги дали -
Не радость. Чёрен цвет печали,
А я люблю мою печаль.

Иду туда, где скорби нет,
И скорбь несу душою сильной,
И милы мне - приют могильной
И цвет могильный, чёрный цвет.

1847 г.